К вам в класс пришел приемный ребенок

1 сообщение / 0 новое
Solovjovanatalia
Изображение пользователя Solovjovanatalia.
К вам в класс пришел приемный ребенок

Отрывки из лекции Людмилы Петрановской «К вам в класс пришел приемный ребенок». Основной круг вопросов: приемные дети, особенности воспитания и социальной адаптации.
Статья полностью: http://www.miloserdie.ru/articles/lyudmila-petranovskaya-my-agitiruem-rebenka-zhit


...для ребенка мать – весь его мир, вся его жизнь. Полностью... ...Теперь представим себе, что у ребенка этих людей нет. Или они были, но куда-то делись, что-то случилось. Состояние, которое он испытывает, нам очень сложно представить на самом деле, потому что такое вот наше обычное обывательское представление о сироте – это примерно какой-то ребенок, такая сиротка (если посмотреть во внутренний мир), которая сидит и смотрит на пустую рамочку от фотографии, где написано: «здесь должна была быть моя мамочка». И вот он сидит и грустит. То есть мы по умолчанию склоны понимать, что да, понятно, что ребенку без мамы грустно, одиноко, плохо и так далее. На самом деле все несколько по-другому. Программа привязанности говорит ребенку буквально следующий текст изнутри: «Если у тебя есть свой взрослый, который будет о тебе заботиться, тебя растить, ради тебя жертвовать собой, то ты будешь жить, а если нет, то ну извини. Не предусмотрено такого варианта. Нет и нет. Значит, не получилось. Значит, ты пришел в этот мир ненадолго, и, в общем, тебе тут делать нечего и закрепиться тебе здесь нечем». То есть для ребенка информация про то, что у него нет взрослого, к которому у него привязанность, - это смертный приговор. Эта информация про то, что ты обречен, ты сейчас умрешь...
...Поэтому ребенок, который находится в состоянии без своего взрослого, это ребенок, который испытывает смертный ужас. Это не тоска, это не скучно, это не грустно, – это состояние перед казнью. Смертный ужас..  ...И вот что делать ребенку? Он в этом состоянии...
...Естественно, когда ребенок переживает такой опыт, он не может не отражаться на всем. На его развитии, на его поведении, а главное – на его отношении к миру...
...При этом в детских учреждениях такие дети очень комфортно могут себя чувствовать. Почему? Потому что они комфортны для персонала, потому что взрослых для них не существует, а соответственно, они не требуются. Они не пытаются обратить на себя внимания, не требуют ничего от взрослых, никак не лезут, поэтому устраивают вполне. О них говорят, что в детском доме ему хорошо...


…То есть для него взрослый – это такие дети непредсказуемые, неразумные, ненадежные, за которыми нужен глаз да глаз, которые хорошо, если не психи ненормальные и не начинают время от времени орать и кидаться предметами. Как минимум довольно странно ждать от них помощи. Как минимум странно их слушаться, за ними нужно присматривать...
...Это люди, которым бесполезно жаловаться, которые звереют в ответ на твою беспомощность и когда ты нуждаешься в защите и заботе, в ответ они реагируют агрессией и насилием. Очень часто такие дети думают – что делать? Делать нечего – жить как-то надо. Делают такой вывод: «ну тогда пусть меня боятся, раз у нас такие правила игры, то надо как-то позаботиться о том, чтобы меня никто не мог обидеть – пусть меня боятся». И такой ребенок будет всех бить, хамить, грубить, нарушать все правила, не бояться никаких наказаний, не реагировать ни на какие увещевания, то есть он играет со всем миром в такого «царя горы». Ему очень страшно – он не получил защиты и заботы...


...Сейчас еще есть такие современные учреждения, в которых из-за соображений безопасности в Москве – перемещение между этажами происходит только по карточке, как в офисах крутых компаний с высоким уровнем безопасности. Поэтому ты заперт полностью в своей группе, на своем этаже. Да, там прекрасно, там ковры, там игрушки, там компьютер, телевизоры плазменные панели огромные, но ты не можешь из своего собственного места жительства выйти без того, что тебя взрослый по своей карточке не пропустит. Такая вот жизнь странная. И так годами. И ты там в 15 лет можешь играть зайчика на елке, будучи мальчиком, потому что… и это не прикол будет, это будет зайчик. То есть это будет не стеб подростков, а это будет зайчик реальный. Вот у нас костюм зайчика, поэтому ты одел, ты идешь и играешь. Без вариантов просто...

...Когда другой человек создает для нас такой психологический «кокон» своими объятиями, своей защитой, заботой. Психологический «кокон», в котором мы можем прожить свои негативные чувства. В это время очень важно, чтобы мы могли прожить свои негативные чувства, не сканируя окружающий мир, чтобы мы могли полностью погрузиться в переживания. Чтобы мы могли в этот момент не беспокоиться о своей безопасности, не смотреть по сторонам, заботиться о том, как мы выглядим, как мы себя ведем, что о нас подумают, – ничего вот этого...


...Хорошее отношение: ребенок родителей не боится, ребенок обращается к ним за помощью, ребенок с ними в нормальном контакте, и собственно говоря, почему бы ему в такой ситуации не интересоваться окружающим миром, да? Окружающий мир – это интересно. И вот это очень важное положение теории привязанностей, которое формулируется иногда так: «развитие происходит с точки покоя». Дети растут и развиваются не потому, что мы их развиваем, не потому, что мы их тянем за уши, не потому, что мы что-то специально для этого делаем. Мы создаем покой, мы создаем чувство защищенности и окруженности заботой. И когда ребенок ловит эту точку покоя, когда он уверен, что ему ничего не грозит, что взрослый за его спиной его прикрывает, собственно говоря, его не удержишь – пружина разворачивается внутренняя, и ребенок начинает развиваться, и никак ты не уговоришь его этого не делать.
Поэтому с другой стороны вы можете видеть детей, которых с года таскали по разным «развивалкам», и с утра до вечера впихивали и развивали, но при этом вот это чувство защиты и заботы не давали, безусловного принятия не было, родители все время хотели невесть чего от детей и сами часто очень неблагополучны внутренне, их колотит, они не справляются с жизнью… В том числе и поэтому бегают по «развивалкам», потому что боятся оказаться недостаточно «отличниками» как родители. Ребенок уже к концу начальной школы уже не хочет ничего. И в гробу видал всех и все. Покоя у него нет, у него нет возможности из точки покоя развернуться и пойти туда, где интересно. Его всегда туда тащат волоком, он еще не успеет оглянуться, не успевает захотеть, а его уже за шкирку и скорей-скорей бегом-бегом. Как вы понимаете, для этого необязательно быть приемным ребенком и сиротой, и вполне себе можно быть и «домашним» ребенком...

...Другой ребенок может не работать на уроке и качать права, «царя горы» играет: «А зачем я буду?», «А зачем эту дурацкую контрольную?», «А зачем мне ваша математика?», «А что вы мне сделаете?» То есть начинается вот перекат. Там соответственно тоже запрос на что? Чтобы вышел из себя взрослый и его победить этим образом. Потому что ребенка это игра. Мы помним, что дети никогда не хотят плохого, у них всегда… потребность в нормальных отношениях, потребность нормально найти свою роль ребенка. Если понимать, что он никогда не хочет плохого, и его цель не является само по себе отравление вам жизни, ну потому что, собственно говоря, зачем? То становится понятно, что за этим тоже тревога, за этим тоже потребность в «контейнере», потребность в том, что взрослый надежный, устойчивый, предсказуемый, что найдется, что ответить...

...А если мы возьмем ребенка из детского дома, то у него информационного потока просто нет. У него есть специально приготовленные для него занятия такие вот «от и до», стерилизованные. У него очень скудный чисто в «человеко-часах» багаж общения со взрослыми, он никогда иногда не выходил в реальный мир, кроме как в зоопарк на экскурсию в автобусе и с автобуса – вот только так. В результате получается, что он пришел в какой-то шестой класс или в пятый, ему задают уроки по какому-нибудь москвоведению… Он хороший ребенок, он хочет хорошо учиться и все делать, – начинает читать этот параграф и выясняется, что из трех слов два он просто не знает. Просто не понимает. Для него обычный школьный учебник, ну, они и так написаны, сами знаете каким языком. И для обычного ребенка там пойди-продерись. А для ребенка с таким опытом – для него обычный школьный учебник – это как вот для нас читать на иностранном языке, который мы знаем на уровне beginner. И вот, а что ему – у него объем каждый раз задают, а он не понимает. Просто. Честно не понимает слов, про которые нам в голову не придет, что он может их не понимать, поэтому они сносочкой не объяснены...


...Почему об этом важно знать, потому что, когда ты про это не знаешь, то первая реакция такая вполне естественная, что ребенок ненормальный. Ну, ненормальный – он не соответствует возрасту по поведению, по развитию. Он ведет себя не так, как мы ожидаем, что будут вести себя дети, он какой-то странный, у него непредсказуемые реакции. Ему сосед по парте сказал «ты – дурак» – действительно, дети десять раз в день говорят друг другу «ты – дурак», а он в ответ со всей дури кулаком и разбил ему нос или сломал. Хотя, что такого? Вы там сделали ему замечание в достаточно корректной форме, на «копейку», а он разрыдался, убежал из класса, и потом его вся школа искала, потому что найти не могла, то есть какие-то неадекватные реакции, которые естественно шокируют и вызывают вот эти самые мысли.
Тут надо понимать, что это не ребенок ненормальный, а это его способ был приспособиться к совершенно ненормальным условиям своей жизни. Вот как он смог – так он и приспособился. Кто-то через агрессию и игру в царя Горы, кто-то через то, что научился отчаиваться: раньше, чем ему скажут, что он плохой, сам себе скажет, что он плохой. Кто-то через уход в диссоциацию, в ступор, когда ребенок «ступореет» и все. Можете говорить, что хотите – меня здесь нет, это не со мной, я тут не при чем. То есть – это способы, которые были в его распоряжении для того, чтобы выжить, для того, чтобы справиться с той непереносимой ситуацией, в которой он оказался. Поскольку эти способы обеспечивали выживание, они очень цепкие. Ситуация уже может стать благополучной – у него уже появились родители, но привычный способ реакции на стресс остается, он за нее держится, потому что это то, что когда-то помогло ему выжить...

Другие материалы по теме