Новости

"Колыбель жизни" – лучше, чем помойка

Начиная проект «Колыбель надежды» Елена Котова хотела спасти младенцев и удержать их матерей от преступления. Никто не предполагал, что для матерей-кукушек возможен хеппи-энд.

   Бэби-боксы, окна жизни – так называется приспособление, позволяющее сохранить жизнь младенцу, которого бросила мать. В Италии их называют «колыбель жизни», в Германии – детский короб, в Японии – «детская почта», а в Китае – «островок детского спасения». В России бэби-боксы появились в 2011 году.
Это место, в котором мать может анонимно оставить нежеланного новорожденного. По отдельности каждое слово в этой строчке – понятно, но воспринять их вместе – непросто. Для этого придется признать, что на свете есть матери, которым не нужны родные дети.

   Сообщения о брошенных младенцах Елена Котова всегда принимала близко к сердцу. Основная работа Елены – в сфере ЖКХ, она президент Ассоциации управляющих компаний. С чудовищной историей, с которой все началось, она столкнулась по работе. В квартире, где жила семья, мама и двое детей, случился пожар, после которого на балконе было найдено два младенческих трупа. Экспертиза показала, что малыши появились на свет с разницей в год. Эта «среднестатистическая» на вид мама дважды выбирала такой способ «решения вопроса». Ее судили и отправили в колонию. Двое детей остались без матери, двое погибло. Неужели ничего нельзя было сделать? Эта история не давала Елене покоя, и она стала изучать вопрос.
   Для младенца-подкидыша возвращение к кровной матери – невозможно. Мать-кукушка никогда не возвращается сама. Ее ищет полиция, а когда находит – приговор выносит суд. Если ребенок остался жив, статья УК 125 «оставление в опасности», как правило, это грозит условным сроком. Если ребенок умер – статья 106, «убийство матерью новорожденного ребенка», срок до пяти лет. Общество получает сироту или мертвого младенца и мать-преступницу.
Беби-бокс – временное гнездо для кукушонка. На первый взгляд проект кажется хоть и полезным – ребенок выживет, но морально неоднозначным – а не поощряем ли мы таким образом безответственность? Для того, чтобы разобраться, нужно понять, кто они, эти женщины, бросающие своих детей.

Что же это за мать?
Президент Благотворительного фонда «Колыбель надежды», Елена Котова.
– Противники «Окон жизни» считают, что оставить своего новорожденного ребенка способна только конченая наркоманка или алкоголичка. Именно так и эти истории подают в СМИ – преступница, чудовище, оставила ребенка! Она – не человек, ее надо лечить, судить, изолировать.
Но это далеко не так! Ни одной наркоманки во время работы в проекте я не встретила, эти-то как раз детей не бросают, за них же пособие платят. Процентов 30% «кукушек» – выпускницы детдома, большинство наших мам имеют проблемы с регистрацией, с жильем, помочь им некому или с родителями конфликт.
Большинство наших подопечных вполне благополучны социально, но оказались в ситуации, из которой не видят выхода. Начинается все со случайной, «ненужной» беременности. Оставить ребенка в роддоме – для них не выход, а позор, кроме того, есть какой-то процент женщин, которые просто не знают о такой возможности, и никто им о ней не сообщает. В итоге находится кто-то, кто помогает родить, или женщина рожает самостоятельно в домашних условиях и оставляет ребенка где-то.
Задача беби-бокса – сохранить ребенку жизнь. При этом я как организатор проекта прекрасно понимаю, что простых решений в этой ситуации нет, одной «таблеткой» эту болезнь не вылечить.
  В России практически нет специалистов для помощи женщине в кризисе. Когда мы открываем беби-бокс в регионе, то обзваниваем учреждения, которые должны оказывать таким мамам помощь: одни работают по два часа в день, до других не дозвонишься. Специалистов по отказу от новорожденных в регионах – единицы, а нужен он в каждом роддоме, в каждой женской консультации. Врач, услышав, что пациентке нужна помощь, в лучшем случае даст телефон психолога. Позвонила ли она, дозвонилась ли – его уже не волнует.
   Как-то я поспорила с одним замминистра здравоохранения. Он не верил, что помощь у нас не получишь. Я говорю: «Давайте номер, посмотрим, как ваши сотрудники реагируют». Звоню:
– Здравствуйте! Я неделю назад родила. Ребенка своего видеть не могу. Я его просто ненавижу. Хочу отдать куда-нибудь. Что посоветуете?
– Ну, не знаю… В органы опеки отнесите.

Что делать с жабой из женской консультации?
   В очередной раз отвечая на вопрос, почему беременная женщина в России не может получить медпомощь, Елена Котова в сердцах высказалась: «Да потому что в женских консультациях жабы сидят!»
  В женской консультации мамочке говорят: «Сделаешь УЗИ и придешь». А у нее нет денег на УЗИ, она уже все свое золото продала или в ломбард заложила. За этих женщин медучреждению никто не платит, и за анонимные роды страховая компания не заплатит. А без страхового полиса, тебя врач вообще не примет. Но на самом деле это – нарушение закона. Медики обязаны оказать экстренную помощь бесплатно, а потом уже разобраться, из какого кармана государство эти средства компенсирует. Надо каждому медику в голову вколотить: «Это – женщина! Она – беременная! По закону вы не имеете права ей отказывать в помощи!»
Некуда у нас пойти женщине с проблемами, никому она не нужна. Если бы все медики честно выполняли свои обязанности ни беби-боксы, ни моя деятельность, не были бы нужны. Сейчас все проблемы решаются только в режиме ручного управления. И мне лично приходится это делать, мой телефон в «Окнах жизни» написан».
  Героиню самарской истории, «девушку из Самары», как ее называют на сайте проекта, доктор выставил на улицу. С восьмимесячным животом стояла она возле роддома в двадцатиградусный мороз и не знала, куда идти. Ох, и не поздоровилось этому доктору, когда его нашла Елена Котова!

   Решение проблем в ручном режиме похоже на триллер или крутой детектив. Что делать, если у тебя «на телефоне» женщина, которая собирается бросить новорожденного ребенка? Срочно найти специалистов, организовывать их встречу с потенциальной «кукушкой». В лучшем случае приходится срочно кого-то куда-то везти на машине. А с тех пор как «Окна жизни» заработали в нескольких регионах, бывало, что и лететь на самолете приходилось. Слушать всхлипы в трубку, рассказы о неразрешимых проблемах и договариваться, договариваться, договариваться.
– Кто оплатит мои роды, у меня ни полиса, ни паспорта? – сквозь слезы спрашивает по телефону очередная бедолажка.
– Да какая разница, кто оплатит! Потом разберемся, езжай в роддом, – отвечает Елена.
– Да, а если меня выгонят?
– Пусть только попробуют!
Впервые девушка из Самары позвонила Елене Котовой в 4 утра:
– А беби-боксы, что – закрывают? – спросила она. Елена поняла, что на проводе – клиент. Утром Елена набрала номер ночной собеседницы. Девушка была в отчаянии: ее родители не знали, что она беременна, у нее не было ни денег, ни медполиса. Елена позвонила знакомым в Самаре, они купили билеты и посадили девушку на автобус. 28 февраля в Перми появился на свет здоровый младенец. Ребенка приложили к груди матери. А на следующий день она написала отказ и вскоре уехала домой. Сотрудники фонда купили ей еды на дорогу и денег дали на всякий случай. Но на этом история не кончилась. Мама вернулась.
   Самой удивительный финал был у Краснодарского эпизода, впору индийское кино снимать. В результате грамотного включения специалистов разрешился затяжной семейный конфликт. Рождение внука заставило дочь помириться с родителями, с которыми она много лет не могла найти общего языка. А беби-бокс стал кульминацией этой истории, ее поворотным моментом, более того, забирать «отказника» пришли оба родителя – мама и папа. Когда проект «Колыбель надежды» начинался, никто и не думал, что такое возможно.

Сколько стоит твой лайк?
   В январе Елена Котова села за клавиатуру, она описала некоторые истории спасения и вложила их в соцсетях. Не ради славы, а для того, чтобы объединить два берега, реальных людей, нуждающихся в помощи, с конкретными лицами желающими и имеющими возможность помочь.
   Информация о счастливо обретенных младенцах распространилась как лавина, каждый пост получил по нескольку тысяч «лайков», а сама Елена недоумевала. Если бы можно было конвертировать лайки в распашонки, пеленки, лекарства, детское питание и билеты на транспорт! Людей, которые, прочитав рассказы о счастливом воссоединении матерей с детьми, оказали проекту реальную помощь – единицы. Зато обратились многие мамочки, которые не хотят отказываться от своих детей и готовы получить помощь.
Милосердие

«Лучше, чем помойка»

Зачем Москве нужны бэби-боксы

В больницах Москвы могут появиться бэби-боксы для младенцев, чьи родители решили от них отказаться. С инициативой установить такие «окна жизни» в городе выступил благотворительный фонд «Колыбель надежды», обратившись в мэрию Москвы. Зачем городу бэби-боксы? Спасут ли они жизнь детям? И не приведет ли их появление к увеличению числа отказников?

  • «Лента.ру»: Неужели все так плохо, что нам нужны ящики для детей, от которых отказываются родители?
    Котова: Это не просто ящик. Бэби-бокс – это такое специальное окно в медучреждении, в которое мать-отказница может положить своего ребенка вместо того, чтобы оставлять его в магазине, в сумке на заборе или на крыльце больницы. Бэби-боксы можно установить где угодно, но поскольку на первое место мы ставим безопасность ребенка, то, конечно, бокс должен быть размещен в больнице, чтобы ребенок сразу попадал в руки врачей.
  • Но почему женщина не может просто оставить ребенка докторам, если ей так этого хочется?
    – По нашим законам, даже если женщина не просто оставила ребенка в общественном месте, а отдала его в руки медперсоналу больницы, ее могут преследовать по статье 125 Уголовного кодекса РФ («Оставление в опасности»). Бэби-боксы нужны именно для того, чтобы в страхе перед наказанием, женщина не причинила вред своему ребенку. Пусть лучше она отдаст его в бэби-бокс, чем выбросит.
  • Не считаете ли вы, что бэби-боксы станут таким простым способом для безответственных матерей избавляться от нежелательных детей?
    – Не считаю. Давайте взглянем на эту ситуацию глазами ребенка. Что лучше для него – оказаться в бэби-боксе или на помойке? Лучше бокс. Я считаю, что любые меры, которые дают шанс сохранить жизнь, должны быть реализованы. И, безусловно, бэби-боксы не решают проблему полностью, это лишь запасной выход.
  • Но вы же поощряете таких матерей...
    – Осуждать всегда легко! Я иногда читаю соцсети, там у людей много фантазий на тему, как надо наказывать «таких матерей». Но на самом деле, мы сейчас говорим не о маргиналах, пьяницах и бомжах – это совсем другая история. Такие люди обычно как раз оставляют детей, потому что они для них часто являются средством заработка. Мы говорим о нормальных женщинах, попавших в тяжелые жизненные обстоятельства, которые понимают, что не готовы прокормить ребенка. Часто у таких матерей уже есть дети, и они боятся, что появление нового малыша загонит их в такую нищету, что служба опеки заберет всех.
    Когда мы проектируем здание, в нем всегда есть запасной выход. Бэби-бокс – это не решение проблемы, а запасной выход, когда уже все горит синим пламенем.
  • Как раз противники бэби-боксов считают, что отсутствие запасных выходов заставляло бы этих женщин внимательнее относиться к зачатию, например…
    – …Я не встаю в оппозицию противникам бэби-боксов. Если у людей есть другие способы помочь в этой ситуации – пусть они помогут так, как они могут. Здесь любая помощь нужна.
    Мы помогаем так, как умеем мы.
        В пользу эффективности бэби-боксов говорят цифры. Там, где они были установлены, количество подброшенных детей не возросло, зато сократилось число детских трупов. Для меня это самое главное! Благодаря бэби–боксам за три года работы нашей организации 31 ребенок остался жив. Из них пятеро вернулись к биологическим родителям, все остальные были усыновлены. По-моему, оно того стоит! Но опять же, повторюсь, это не решение всех проблем.
  • А в чем вы видите решение?
    Единого решения нет, тут нужен комплекс мер. Но в первую очередь не должно быть безразличия. Я знаю случай, когда женщина убила двух своих новорожденных детей, но ни соседи, ни коллеги, которые каждый день видели ее беременной, даже не спросили, куда делись дети после родов…
        Кроме того, должна работать система профилактики отказа от детей. Давайте проделаем вместе путь женщины с нежелательной беременностью. Она идет в женскую консультацию, и если срок больше 14 недель, то без медицинских показаний в аборте ей отказывают. Дальше ей предлагают встать на учет, но если она отказывается, то про нее просто забывают. Никто потом не пытается выяснить, выносила ли она ребенка, родила ли его и что с ними обоими стало. Разве это не безразличие?
        Я считаю, что государство обязательно должно вести учет таких женщин, поддерживать их, помогать им. Должно быть налажено взаимодействие между ведомствами. В женской консультации узнали о проблемной беременной? Надо, чтобы они сообщили и в полицию, и в службу опеки, чтобы ей помогали, держали ее на контроле, но при этом не осуждали. Тогда, возможно, многих трагедий можно было бы избежать.
       А у нас система работает только когда что-то уже произошло. То есть стало человеку плохо – скорая помощь приехала, выкинули ребенка – его пытаются спасти, а надо, чтобы система работала на предупреждение таких ситуаций. Кроме того, безусловно, должны активнее работать и общественные организации… Сегодня женщины, оказавшиеся в такой сложной ситуации, обычно даже не знают, куда им позвонить, чтобы спросить совета, получить поддержку или помощь. Вот здесь и должны помогать общественные организации. Из моей практики могу сказать, что иногда для того, чтобы удержать женщину от отказа от ребенка, а тем более убийства, достаточно разговора, простой дружеской поддержки.
           На пути к бэби–боксу, как в прямом, так и в переносном смысле, у женщины перед глазами постоянно должны быть телефоны общественных организаций, готовых оказать содействие – беседой или ночлегом, может какой-то гуманитарной помощью. Это очень важно.
  • Как работает система бэби-боксов?
    – Бэби-бокс представляет собой специально оборудованное окошко. После того как женщина положила в него ребенка, дверца блокируется спустя 30 секунд…
    – …30 секунд? Так быстро? А вдруг она передумает?
    – Дверца блокируется так быстро по одной простой причине – чтобы ребенок не замерз. Я вас уверяю, если женщина уже пришла к бэби-боксу – она все решила. Как только дверца бэби-бокса заблокирована, сигнал поступает на пульт медсестры. Пока ребенка осматривают врачи, больница связывается с полицией и органами опеки. Полиция по приезде составляет акт о подкидывании. Если у ребенка нет никаких травм, как я уже сказала, на его мать не распространяется статья 125 УК и ее не разыскивают.
       У нас, правда, был случай, когда ребенка подкинули со всеми метриками. В этом случае полиция, конечно, связалась с семьей.
       Далее правоохранители проверяют, нет ли этого ребенка в базе разыскиваемых детей. Ребенок еще несколько дней находится в больнице, и если его не забирают родственники, то служба опеки передает его в дом малютки или соответствующее учреждение и начинает поиск новых родителей.
  • А если мать передумает или кто-то из родственников объявится, могут ли они забрать ребенка?
    – Конечно! Биологические родители или родственники, скажем, бабушка с дедушкой, могут забрать ребенка. Обычно у службы опеки есть дней пять на то, чтобы сделать ребенку свидетельство о рождении. В моей практике если матери возвращались, то они всегда укладывались именно в этот срок. Те, кто не приходил в течение недели, не приходил уже никогда.
  • Что нужно, чтобы вернуть ребенка?
    Обратиться в органы опеки, заполнить соответствующее заявление и пройти ДНК-экспертизу. Экспертиза делается бесплатно в течение 7 месяцев. В моей практике были случаи, когда ребенок ждал эти семь месяцев, прежде чем вернуться к своим родителям. Кроме того, экспертизу можно сделать платно – тогда это занимает около двух недель.
       Если экспертиза подтверждает родство, то органы опеки рассматривают возможность вернуть ребенка в семью и в случае положительного ответа прикрепляют к этой семье своего специалиста, который ее поддерживает необходимое время. Если экспертиза родство не подтверждает, эти люди могут при желании претендовать на усыновление этого ребенка на общих условиях.
  • Таких младенцев охотно усыновляют?
    – Из подброшенных в бэби-боксы детей в семьях сейчас живут все. Обычно резонанс у новостей о подкидыше очень большой. Интересно, что 80 процентов тех, кто начинает мне звонить, никогда не задумывались об усыновлении, но узнав через СМИ о ребенке, просто не смогли остаться равнодушными. Остальные 20 процентов звонящих – это те, кто очень хочет усыновить ребенка и стоит в очереди, у таких людей уже все документы на руках. Но мы усыновлением уже не занимаемся.
    лента.ру 

Baby-box – вне закона? За и против 
"Окна жизни - как провокация"

 В настоящий момент в девяти регионах России уже работают 20 бэби-боксов. Первый бокс появился в 2011 году в Сочи, затем в Санкт-Петербурге, Перми и еще в нескольких российских городах. В мире же впервые подобную практику применили в Германии 13 лет назад. Есть они и в Чехии, где сегодня установлено более 20 «окон жизни». За последние три года в них было оставлено 12 малышей.

сотрудники Красного креста у baby-box в Индии 

Руководитель Следственного управления Следственного комитета Российской Федерации по Пермскому краю Заббарова Марина Николаевна о проекте Бэби бокс (на 11 мин.)

Смотрите видео



Другие материалы по теме