КАК САША ВСТРЕТИЛ МАМУ

Прежде, чем вы услышите эту историю, объясню, что публикую я её не ради тщеславия и не для того, чтобы вызвать у читателя слёзы умиления, а с одной лишь целью — ободрить и поддержать тех людей, которые хотят подарить ребёнку семью, но по тем или иным причинам сомневаются в том, что им такое под силу. Итак, 19 ноября (в день зимнего Николая Угодника) 2007 года я стала мамой. Произошло это событие не в родильном доме, а на заседании районного суда города Н. Новгорода. По решению суда семимесечный Саша словно заново родился на свет, а история моей жизни перестала быть только моей, она стала нашей историей...

Встреча
В ту пору работала я редактором вузовского издательства, что предполагало вольный, практически надомный рабочий график и при этом весьма достойную зарплату. Времени свободного было предостаточно, даже настолько, что я стала всё острее испытывать муки совести за слишком эгоистичный образ жизни. Тем более, мне было с чем сравнивать, ведь ещё совсем недавно я трудилась без устали в детской реанимации, успешно совмещая дежурства и учёбу на вечернем отделении. Моё медицинское призвание не успело погибнуть среди стопок рукописей и оригинал-макетов и я решила стать волонтёром. Однако совершенно не знала где эти самые волонтёры «водятся» и ещё почему-то боялась, что меня в волонтёры не примут. Решив воспользоваться для поиска добровольческих организаций интернетом, первым делом заглянула на сайт Нижегородской епархии, предположив, что волонтёрство в наши дни — это чаще всего заслуга Церкви. Не стану здесь обсуждать так ли это, поскольку на дальнейший ход событий мои рассуждения повлиять не успели. Волонтёром я не стала. Как только открылась страничка nne.ru, я увидела интервью с руководителем одного из домов ребёнка с просьбой о помощи не только материальной, но и физической. Дому малютки требовались повара, няни, медсёстры, дворники. И я не долго думая поехала к главному врачу, чтобы предложить свою помощь, волновалась очень, как оказалось — зря, поскольку встретили меня приветливо. Потом главврач честно предупредил меня о низких зарплатах, но убедившись в бескорыстности намерений, не теряя времени (видимо, чтобы я не передумала), отправил меня на медосмотр. Через неделю я пришла на первое своё ночное дежурство в младшую группу (дети до года). Ни о каком усыновлении я тогда даже не помышляла, во-первых, потому что незамужем, во-вторых, полагала, что близкие наверняка воспротивятся, а в-третьих, выбирать ребёнка — вариант не для меня. Я не говорю, что выбирать по полу, возрасту, цвету глаз, волос и т.п. плохо, просто не для меня и всё.
С дрожью в коленках я вошла в группу. В больших манежах ползали, «догоняя» игрушки, полёживали на животиках и на спинках, стояли, держась за бортики, 13 малышей. Но это только потом я познакомилась с каждым карапузом, а тогда увидела только одного большеголового и совершенно лысенького мальчишку шести месяцев от роду... Нет, я не смогу описать, что я подумала и почувствовала, потому что получится либо слишком банально, либо слишком пафосно. Скажу только, что мне было очень легко на душе от того, что не пришлось выбирать. Чуть позже мне пришла в голову мысль, что детей не выбирают, их ВСТРЕЧАЮТ. Я просто встретила своего сына и приняла этот дар Божий без лишних вопросов и сомнений.

Семейный совет
Предстоял разговор с родителями. Я была уверена, что они меня не поддержат, но я ошиблась. Мои родители спросили, как зовут внука и сколько ему месяцев...

Да, было страшно, думали об ответственности, о том, что предстоит долгое лечение и адаптация малыша, понимали, как трудно будет изменить многие свои привычки, представляли себе бессонные ночи, предстоящие материальные проблемы. Про многое думали-гадали, но потом решили, что надо просто довериться старой мудрой истине, что если Господь даёт ребёнка, то даст и на ребёнка — даст и силы, и деньги, и всё необходимое на потребу. Посоветовались с опытным священником, он одобрил нашу позицию.

Документы
Убедилась, что истории о нерадивых, равнодушных чиновниках, которые только и думают, как бы навредить потенциальным усыновителям, — всего лишь миф. Во всех официальных инстанциях, которые, думаю, нет смысла здесь перечислять, меня принимали очень оперативно, как только узнавали, с какой целью необходима та или иная бумажка. Я видела, как лица людей, которых мы по нехорошей привычке сухо именуем «чиновниками», расцветали живыми улыбками, они желали мне удачи, расспрашивали мальчика или девочку я усыновляю, как зовут малыша и какого он возраста. По-моему, стоит помнить, что чиновники — это чьи-то мамы, папы, бабушки и дедушки, и ничто человеческое им не чуждо. Увы, приходится писать о таких простых вещах, поскольку интернет до отказа заполнен историями о «злобных тётках (!) из отделов образования» и тому подобными «пугалками». Я со всей ответственность заверяю вас, что не встретила ни одного грубого, равнодушного человека ни в отделе образования, ни в УВД, ни в поликлинике, ни в ЖЭКе, ни в какой-то другой организации.
Серьёзные опасения до моего похода в отдел образования вызывали лишь несколько факторов: могу ли я стать усыновителем-одиночкой, сочтут ли мой ежемесячный доход приемлемым для воспитания малыша. Тревоги развеялись при первой же консультации специалиста из отдела образования.
Документы удалось собрать в рекордно короткие сроки — за две недели. Конечно, такое возможно при условии, что вы отведёте для этого полный рабочий день. Но ведь можно посвятить административным делам свой отпуск. Ещё около двух недель потребовалось социальному педагогу из дома ребёнка, чтобы оформить необходимый пакет Сашиных документов.
Пока собирала документы, мне подумалось вот о чём: мать носит своё чадо под сердцем долгие 9 месяцев, регулярно посещает врачей, проходит массу обследований, что по сравнению с этим какой-то месяц беготни за справками и прочими бумагами? Должна же и приёмная мама немного «помучиться»!

Суд идёт
Судебное заседание тоже назначили без проволочек. Я впервые попала в зал суда и душа моя ушла в пятки, когда вошёл судья в мантии, с молоточком, а потом и прокурор. Выспросы задавали самые разные: о семье, о родственниках, о здоровье моём и ребёнка, о работе, о том, как я собираюсь одна растить и кормить чадо, что будет, если я вдруг решу выйти замуж, про квартирный вопрос и ёще много про что. Свидетеля вызывали — папу моего, чтобы удостовериться в согласии семьи с моим решением, убедиться, что мне помогут и морально и, если нужно, материально.
Преодолеть сильнейшее нервное напряжение мне удалось благодаря чуткости и компетентности сотрудника отдела образования и социального педагога дома ребёнка. Их советы оказались просто безценными, поскольку голова моя была почти «в отключке» (простите за жаргон, но точнее не скажешь), всё время хотелось заплакать и убежать (глупо, но честно).

Самые сложные вопросы, возникшие у судьи и прокурора, были связаны со здоровьем малыша. Вероятно, я буду не далека от истины, если предположу, что это касается не только моего случая. Детки, рождённые на свет без маминой любви, не могут быть абсолютно здоровы, особенно если мама жила, скажем мягко, «весело». Порой дети-отказники находятся на учёте в кожно-венерологических диспансерах, они имеют повышенный риск выявления вирусных гепатитов В и С, внутриутробных инфекций. Почему этого не надо бояться, более грамотно, нежели я, вам объяснят доктора, если вы их об этом расспросите подробно. А это стоит сделать непременно, чтобы потом в суде ответить чётко и без запинок, что вас не пугает, например, перенесённое мамой ребёнка венерическое заболевание, не потому, что вы просто такие бесстрашные (а это станет для судьи первым признаком вашей безответственности, но отнюдь не героизма), а потому, что вы грамотные люди, способные аргументировать свои поступки. Стоит также совершенно чётко осознавать и уметь подискутировать с судьёй и прокурором о том, что в большинстве случаев детки из домов ребёнка страдают аллергическими заболеваниями, у них в той или иной степени выражены неврологические расстройства, но и этого не стоит бояться, поскольку в домашней атмосфере любви и заботы БОЛЬШИНСТВО проблем со здоровьем (речь, безусловно, не идёт о тяжелых хронических и врождённых заболеваниях) исчезает порой без всякого лечения! Вышесказанное НЕ означает, что малыша не надо проконсультировать у врачей-специалистов, — надо и как можно быстрее! Но это означает, что проблемы со здоровьем не должны «отпугнуть» вас от вашего малыша. Ведь женщина, вынашивающая чадо, никогда не знает родится он больным или здоровым. Кому-то подобный довод покажется примитивным и не убедительным, но от этого он не перестаёт быть верным и действенным для меня и для многих приёмных мам и пап, с которыми я общаюсь. О том, какие болезни мы с сыном «привезли с собой» из дома малютки (НЕ подразумевается — по вине дома малютки), расскажу во второй части статьи.

А ведья я не выдержала и заплакала, но только потом, когда судья уже вынес постановление, позволяющее забрать Сашу домой сразу после заседания — сын у меня родился, да ещё и сразу семимесячный! В конце концов суд — это не роды, куда легче потерпеть вопросы, чем схватки. На прощание суровый на первый взгляд председатель суда искренне пожелал нашей семье всего самого-самого доброго.
Домой!

Провожали нас из дома ребёнка напутствиями, поцелуями, долго махали руками из окон, все радовались за Сашу и желали нам счастья. У выхода новоиспечённый дед принял из моих рук долгожданного внука и бережно понёс его к машине. Дома взволнованная бабушка встретила нас со слезами радости и целовала-целовала-целовала сонного Сашку, а он смешно морщил нос и то и дело расплывался в улыбке. Он понимал, что приехал домой...
А дальше начинается совсем другая история...

Адаптироваться к новым условиям жизни было очень тяжело и Саше, и мне. Были нервные срывы, слёзы, полное непонимание, как с собой бороться... Иногда в голову лезли и вовсе предательские мысли — зачем я это сделала??? Скажу правду, эти мысли посещают почти всех приёмных роителей, но я тогда не знала, что так бывает, я впадала в отчаяние от собственной «чёрствости, бездушности» и т.п. Как я себя только не клеймила! А надо-то было всего навсего как можно скорее пройти «Школу приёмных родителей», найти себе подобных, вырвать себя из вакуума собственной депрессии. Слава Богу, я выбралась благодаря Его помощи, помощи батюшек, психологов, и... благодаря Сашке! Ведь эти гнусные «мысли» — они не от нелюбви, они от лукавого, т.е. Это и не мысли вовсе! Важно знать об этом и НЕ принимать их как свои мысли! Но пока я смирилась с собой и со своей борьбой за любовь в сердце много слёз мы с Саней выплакали... Более того, скажу откровеннее некуда, «мысли» до сих пор иногда приходят, но я их не впускаю. Этот бой будет длиться, думаю, до конца дней моих, но радость, которая живёт в моём сердце с тех пор, как я стала мамой, награда бесценная и ни с чем не сопоставимая!

видео: 



Опубликовано Tatiana в чт, 21/10/2010 - 19:24, 7909 просмотров

Других материалов по этой теме пока нет. Будьте первым, напишите свою статью для нашего сайта!